Над Курилами - часть 3

Александр Челноков

Над Курилами - часть 3

"Был озадачен очень воздушный наш народ - к нам не вернулся ночью с бомбежки самолет..."

Часть 3 Часть 2 Часть1

И снова слово Уолтеру Бейли.

Сейчас хотелось бы сделать некоторое отступление и вернуться к недавним событиям, точнее 10 мая 1945 года, когда мы потопили корабль. Мы возвращались с задания, и в проливе я увидел большой японский эсминец. Вдруг я заметил четыре В-25, которые спустились из облаков и начали на него атаку. Мне это показалось чудовищно глупым. Корабль дал залп из орудий по самолетам и от этого сильно накренился. Но ему все же удалось выровняться, и он собирался стрелять снова. Раздался взрыв. Три В-25 врезались в воду, одному удалось улететь в сторону России. Не знаю, кто он был, и сумел ли добраться до аэродрома.

Надо отметить, что «Мариуполь» они тогда не потопили – он достаточно прочно сидел на каменистой косе и доставил массу неприятностей советским десантникам в августе 1945 года. Да и ориентир это был просто шикарный.

Японцы были весьма внимательны к нам. Давали воду каждый раз, когда мы просили. Кормили тоже сносно, порция риса размером с бейсбольный мяч. Мы попали в одну камеру: я, бортмеханик Трент и штурман-бомбардир 1-й лейтенант Милтон Е. Зак. Примерно на десятый день заключения пришли за лейтенантом Заком и увели его. Мы попрощались, пожелали ему удачи и успехов. Мы не знали, хотят ли его убить или забрать на Хоккайдо. Японцы сказали, что отправят его самолетом в Саппоро.

На 13-й день нас с Трентом погрузили в маленькую лодку и доставили на небольшой грузовой корабль. Я боялся, что мы будем атакованы американскими подлодками, так как они были в этом районе. Мы шли на очень низкой скорости в маленький портовый город – здесь стоял большой конвой, отправляющийся в Восточно-Китайское море, и от острова Хоккайдо. Японский аналог нашего Красного Креста встречал составы и конвои с японскими солдатами и выдавал им сладости и другие продукты питания.

Переводчик попросил девушку дать нам немного сладостей, но прежде чем я сумел откусить кусок, японский солдат отобрал их у нас. Это меня весьма разозлило, но ничего не мог с этим поделать. И переводчик ничего им не сказал. Нас отправили из Отори (Отару) в Саппоро. Когда мы прибыли на точку сбора в Саппоро, нас построили в колонны и отправили в место содержания американских военнопленных.

Новый лагерь для американских военнопленных был развернут на базе бывшей штаб-квартиры японской территориальной Северной армии и представлял собой отдельно расположенный комплекс в 3,6-4,8 километрах к юго-востоку от г. Саппоро и входил в сеть лагерей Бибай-мати, развернутых на о. Хоккайдо. К моменту прибытия американских летчиков с Курильских островов и из пересыльного лагеря в районе Хакодатэ он представлял собой дооборудованный до стандартов тюремного замка комплекс, в котором могли содержаться 25-30 военнопленных. Первая группа летчиков содержались в отдельном помещении, имевшем размеры 4.5х6 метров. Их охраняли 3 охранников. Затем 28 июня 1945 года из лагерей военнопленных Кинван под Пекином, Мукденом и Кореи на Хонсю прибыла вторая группа военнопленных пилотов, затем они были доставлены морем на Хоккайдо и прибыли в Саппоро. 

Нас отвели в баню, где мы смогли помыться, и там нас обливали дезинфицирующим раствором от блох и вшей, которых мы нахватались на острове. У них не было транспорта, чтобы доставить нас в тюрьму Саппоро. Весь путь мы проделали пешком. Нас привели в камеру примерно 6х10 футов (1,8 х 3 м). Дверь была где-то 0,3 х 0,9 м. Чтобы зайти туда, приходилось ползти. Туалет представлял из себя небольшую дыру в полу с приделанным внизу ведром. У нас не было никаких удобств. Где-то вверху было небольшое окно, но солнечного света мы не видели. Под потолком болталась лампочка низкой мощности. Кроватей не было тоже, спать приходилось на холодном полу, прижимаясь спиной к стенам. Завтрак давали где-то в четыре утра, и состоял он из двух столовых ложек риса, свернутых в комок. Приходилось просовывать руки через решетку, чтобы получить свою долю.

К этому времени была успешно завершена гуманитарная акция по доставке одежды, обуви, медикаментов и продовольственных посылок военнопленным союзных армий из портов США в Находку, а оттуда на японских транспортных судах «Ното Мару» и «Хакусан Мару» непосредственно в Японию, Корею, Маньчжурию, Китай и Юго-Восточную Азию. Но, как мы видим, гуманитарный груз никак не отразился на составе пайка пленного летного состава, содержавшегося в бывшей штаб-квартире Северной территориальной армии. Командовал лагерем военнопленных майор Мики. 

Через три-четыре дня после того, как мы прибыли в Саппоро, к нам привели лейтенанта Зака. Наша камера, конечно, не могла сравниться со стандартами армии США. Мы оставались в этой клетке до конца войны. Нас кормили дважды в день, в четыре утра и в четыре дня. Воду давать не отказывались никогда, за исключением авиационного налета, который продолжался часов восемнадцать, и во время которого мы не видели ни единого японского солдата. 

Нам выдали зубные щетки и порошок, но не позволяли его использовать. Обувь у нас забрали тоже, так что мы были босиком или в носках. Клопы очень досаждали, мы были сплошь покрыты язвами и царапинами от их укусов.

Однажды к нам в камеру привели мальчика лет 14-ти и старика лет 60-ти, которых обвиняли в краже капусты. Они оказались с нами, так как не было другого места, куда их поместить. Тот мальчик был самым несчастным существом, которое я когда-либо видел. Блохи буквально кишели на нем, как на собаке, и он все время плакал, так как мы не могли ничего с этим поделать. Старик смог рассказать нам немного о ходе боевых действий, и о том, что американский флот находился у берегов Японии, и множество японских военных объектов разрушены при бомбардировке с моря и воздуха.
К этому времени оперативные соединения американского и британского флотов не только наносили массированные удары палубной бомбардировочной и штурмовой авиацией, но и наносили артиллерийские удары по наземным объектам на территории Кюсю, Хонсю и Хоккайдо.

Несколько раз нас выводили на работы. Нас спросили, хотим ли мы работать, и когда мы ответили утвердительно, нам отдали обувь. Во дворе тюрьмы была огромная яма. Они сказали, что это убежище от авиационных налетов. И они выкопали его вручную! Никакой техники у них не было. Японцы были ниже нас по росту, поэтому посчитали, что вычерпывать землю со дна у нас получится лучше. Поэтому полдня мы вычерпывали грязь. Потом нас вернули в камеру, и мы были довольны физическими упражнениями, несмотря на то, что руки были в мозолях и волдырях. На следующий день нас послали укреплять стены ямы, и мы работали до конца дня. Ближе к вечеру нам принесли сухарей, печенья  и воды.

Внезапно прибыли японские офицеры верхом на лошадях. Мы встали. Я засмотрелся на лошадей. Тогда Зак закричал: «Бейли, ложись!», я упал на землю, и в тот момент у меня над головой просвистела сабля. Не знаю, собирался ли японец меня убить, но даже если и так, вооружившись лопатой, я собирался продать жизнь подороже. Потом он указал нам на яму и жестом приказал работать дальше. Это был единственный раз, когда мы немного побыли вне камеры.

Лежа в камере, можно было видеть тюремный холл, где каждое утро японцы выполняли что-то вроде ритуала. Поворачивались лицом к Токио и возносили молитву императору.

Однажды все охранники исчезли, а во дворе началась какая то суета. Люди выстраивались в шеренги, кланялись и молились. Мы поняли, что произошло что-то ужасное. Быть может американцы вторглись на острова, или что-то пострашнее. Это продолжалось день или два, не знаю, сколько прошло между сбросом первой и второй атомной бомбы.

Я знал, что американцы работают над чем-то большим и очень страшным в Ок-Ридж, штат Теннесси. Мы не догадывались, в общем-то, что происходит, пока однажды к нам не пришел переводчик и не спросил Зака, который был фармацевтом в гражданской жизни, что делать при определенном типе ожогов. В это время мы и сами молились, чтобы не произошло чего-то более страшного.

В лагерь военнопленных летчиков к этому времени были доставлены военнопленные из лагеря Хиросима № 6. И им требовалась специфическая медицинская помощь.

Однажды нам вернули обувь, одежду и открыли дверь камеры. Во дворе стоял грузовик «Форд», куда нам сказали забираться. Но мы были очень слабы и потеряли много веса, и не смогли забраться. Японцы помогли нам и сказали, что война закончилась. Мы стали обниматься, и плакать, и очень радоваться, что наконец все кончено.

Это случилось 15 августа 1945 года. Правда, не во всех лагерях военнопленных все происходило столь гладко.

Нас доставили в Хоккайдский университет. Всего по городу содержалось около 25 военнопленных. Командовать нами стал подполковник Дональд Л. Коугли. Нам дали много еды, молоко, виски, сакэ, в общем все, о чем ранее и помыслить не могли. Но продолжалось это недолго, пока американская армия не пришла за нами.

Гуманитарный груз наконец-то дошел до своего получателя.

Японцы обращались с нами очень хорошо и даже возили на экскурсии по городу и окрестностям. На одной ферме нам показали здоровущего быка, состоящего почти из одного жира. Я подумал, что с удовольствием бы съел стейк из него.

В здании университета мы спали на полу и на столах. Было много одеял, так как мы все время мерзли, видимо от длительного недоедания. А также комары… нам очень доставалось от них. На окнах не было москитных сеток, и они были буквально готовы сожрать нас. Однажды ночью я проснулся, и увидел Зака, который сидел и не мог спать оттого, что боялся комаров.

Как-то раз ночью в нас кто-то стрелял. Человека, который это сделал, так и не поймали. Зато вокруг университета выставили вооруженную охрану, и больше никаких проблем не было.

Потом нас погрузили на C-47 «Скайкрейн», тяжелораненых в хвост, нас вперед. Когда взлетели, самолет начал крениться оттого, что впереди был слишком малый груз. Мы перетащили большинство раненых вперед, и пилот выровнял машину, и мы долетели до Токио без происшествий. Земля внизу была опустошена и многое сожжено. Зато по большей части города оставались целыми, а также мосты и дороги. Понимаю, генерал МакАртур не хотел заниматься их восстановлением.

Когда добрались до Токио, Зак и Трент ушли. Я попрощался с ними и с тех пор больше не видел. Мыться больше не позволяли. Меня осыпали каким-то сухим дезинфектором и дали чистую одежду. Я стал чувствовать себя намного лучше. Потом меня погрузили в B-24 «Либерейтор» и мы отправились в Манилу через Окинаву, где был пункт дозаправки.

Фактически ВВС и авиация ВМФ США использовали свои каналы оперативной отправки своих военнопленных с Японских островов. Для отправки остальных военнопленных и демобилизованных была разработана операция «Магический ковер», где в качестве транспортных средств были задействованы боевые корабли и транспортные суда ВМФ США и союзных стран. Вместе с другими военнопленными Уолтера Бейли отправили по специально организованному «воздушному мосту» из Токио через Окинаву в Манилу. 

Пока я был в пункте перераспределения в Маниле (о. Лусон, Филиппинские острова), ребята все время приходили и уходили. Кто-то из них отправлялся отдыхать в Австралию, кто-то просто отъедался, чтобы родные не увидели их в таком плачевном состоянии. Однажды я попытался найти своего земляка, взятого в плен на полуострове Батаан (о. Лусон). Как-то на вечеринке я встретил парня, который был капитаном на Батаане, и спросил его, знает ли он, где может быть мой земляк. Он сказал, что знает. Я попросил отвести меня к нему, если тот не против. Я с этим человеком в одну школу ходил, с сержантом Реем Бьюкененом из Бейкерсвилла (штат Северная Каролина, США). Первое что он спросил – что я тут делаю. Я ответил, что ищу его. Мы обнялись. Оказалось, он пробыл здесь четыре с половиной года. 

Через несколько дней мы взошли на корабль, который шел в Сиэтл (штат Вашингтон, США). Большинство англичан должны были отправиться домой дальше через Канаду. Однажды в шторм у нас сломалась система охлаждения. В трюме было очень жарко и мы не могли спать. Мы добрались до Перл-Харбора (о. Оаху, Гавайские острова), где была небольшая стоянка, во время которой чинили кондиционер. Сойти на берег нам не позволили. До Сиэтла так и не добрались, но пришли в Сан-Франциско (штат Калифорния. США). Здесь нас определили в больницу Леттермен Дженерал, где мы пробыли две или три недели. Затем нас погрузили на медицинский поезд и отправили в главный госпиталь в Блэк Монтан (штат Северная Каролина), где я пробыл с 1945 по с 31 марта 1946 года, вплоть до выписки. Так закончились мои приключения на этой войне. 

Должно быть, события, описанные мной, тронули вас. В память о войне у меня остались отмороженные руки и ноги, язвенная болезнь желудка, и порой приходится принимать столько лекарств, что спать хочется все время. Я получил высшее образование и работал в недвижимости до тех пор, пока не вышел на пенсию. Мне тогда было 62 года и я никогда не бывал на больничном больше двух-трех дней. Всем услышавшим эту запись могу пожелать удачи, и надеюсь, вы простите мне некоторые неточности. Удачи вам, до свиданья.

Прежде чем закончить запись, хочу сказать, что лейтенант Зак вернулся домой в Массачусетс, мы переписываемся с ним и говорим по телефону. Попытки найти Трента долгое время оставались неудачными. Однажды Зак попал в клинику на операцию и пока проходил восстановление, предпринял последнюю попытку связаться с ним. В телефонной книге оказался его номер и на том конце провода даже взяли трубку, чтобы сообщить, что Трент погиб в автомобильной катастрофе более 30 лет назад. Так что Зак и я остались последними, кто мог рассказать вам эту историю. 

Список литературы

  1. Бережной С.С. Флот СССР. Корабли и суда ленд-лиза. СПб. Велень. 1994.
  2. Бакурский В, Котельников В, Иванников С. Истребитель Р-63 «Кингкобра». Дайджест лучших публикаций. Москва. Крылья. 1996. Вып.3.
  3. Котельников В. Норт Америкэн В-25 «Митчелл», Мир авиации. Москва.1993. №3.


Все новости

Политика
22.08.2019 12:29
Рюити Хирано нанес прощальный визит в мэрию Южно-Сахалинска
Глава генконсульства Японии покидает Сахалин в связи с новым назначением

Происшествия
22.08.2019 12:20
Холодное оружие нашли на газовозе в Пригородном
По итогам экспертизы таможня возбудила административное дело

Происшествия
22.08.2019 11:50
В партии сахалинской говядины обнаружены остатки антибиотиков
Исследование проведено по обращению владельца продукции


Происшествия
22.08.2019 09:14
За незаконный промысел трепанга на Курилах задержали сахалинское судно
Браконьеры добыли более 5 тысяч экземпляров моллюска

Публикации

09.08.2019 09:35
Над Курилами - часть 3
"Был озадачен очень воздушный наш народ - к нам не вернулся ночью с бомбежки самолет..." Часть третья



Weekly

10.07.2019 16:37
Как петербургские историки неоэпос творили: танкер "Сирия"
Сахалинский историк Александр Челноков рассказывает о танкере ВМФ Японии, который в справочнике Юрия Апалькова оказался американским заправщиком...


Сегодня в СМИ