Над Курилами - часть 2

Александр Челноков

Над Курилами - часть 2

"Был озадачен очень воздушный наш народ - к нам не вернулся ночью с бомбежки самолет..." 

Часть 2 Часть1

Глубокий снежный покров не оставлял шансов экипажу Раймонда Льюиса, не имевшему лыж и снегоступов, уйти от погони. Да и пересечь Первый Курильский пролив на надувной лодке было практически невыполнимой задачей – японцы бы просто расстреляли спасательное средство с мысов Кокутан или Котомари, как они уже сделали в сентябре 1943 года со спасательным плотом приводнившегося в проливе сбитого «Митчелла». Да и личный состав береговых батарей, опорных пунктов и радиолокатора врядли бы оставался бы в роли безучастных зрителей. 

Им потребовалось около двух часов, чтобы добраться до нас из-за глубокого снега. Снег был в среднем 2,4-3,6 метра в глубину. Когда мы увидели первых японцев, решили сдаваться. За нами пришло человек 50-60 из японской эскадры. Большинство из них отправились к самолету, но двое человек с винтовками и один со свистком обнаружили наши следы и нашли нас на сопке. Они ничего не предпринимали, пока мы не встали и не подняли руки. Тогда они начали стрелять по нам. Я был так напуган, что колени начали подгибаться, и, думаю, подобное чувствовал каждый из нашего экипажа. Мне показалось, что пришла пора прощаться с жизнью, но тут огонь прекратился,  и они жестами приказали нам идти. Через день или два мы узнали, что стреляли по нам исключительно холостыми, чтобы напугать. Могу сказать, что они правильно сделали, ибо напугались мы изрядно.

Судя по всему, экипаж «Митчелла» оказался в «гостях» у персонала японских императорских ВМФ с базы Катаока. Как показали дальнейшие события, «выхватили» этого гостеприимства американские летчики по полной программе. 

Экипаж В-25 77-й БЭ. Первый ряд (слева направо) 2-й лейтенант Мильтон Зак, в центре Нас вели к баракам, бараки были под землей. Мы шли по узкой тропинке, покрытой снегом, я был следующим после японца, который вел нас. По пути заметил двух человек со станковым пулеметом, их пальцы были на курке. Потом я снова чуть не умер от страха. Нас обыскали и забрали все, включая ремни, шнурки и часы. Но прежде чем нас нашли, мы успели сжевать все личные документы, а также все важные бумаги, что находились в самолете, чтобы они не достались японцам. Нас держали несколько часов возле бараков, и едва ли не каждый японец, что был поблизости, приходил посмотреть на нас.

Мы быстро поняли, кто какие должности занимает на острове. Унтер приказал бить нас. Таким образом, они узнали, кто из нас пилот, кто второй пилот, а кто хвостовой пулеметчик. Они начали с первого пилота и били его до тех пор, пока он не мог встать. У него была разбита щека, из нее текла кровь. Второму пилоту тоже досталось, но больше всех не повезло радисту. На его верхней губе был порез, и создавалось ощущение, что ее не было совсем. Потом они решили, что с нас достаточно, и худшее, что досталось мне – удар сапогом в голень. Я не смог стоять. Отметины от кованых сапог сохранились до сих пор. 

Типичная самодеятельность персонала японского императорского военно-морского флота в лице унтер-офицера – военнопленные бы и сами назвали свои воинские звания и личные номера на первом же допросе. Без мордобоя и прочих «эксцессов исполнителей».

Нас привели в барак. Там стояли нары в два ряда по обе стороны от прохода. Где-то вдалеке находилась печь для отопления. Внутри было тепло. Нам приказали ложиться на койки, на них валялось какое-то тряпье, но мы боялись сделать шаг вперед. Но, наконец, мы легли, и я немало удивился, что смог спать при таких обстоятельствах. Тем не менее, проспал всю ночь и неплохо выспался. Несколько раз за ночь в барак заходил японский солдат. Вероятно, он был пьян, и вообще неясно, как он держался на ногах. Его дыхание было зловонным, да и вообще запах в помещении был непередаваемо ужасным. Проходя вдоль коек, он наткнулся на мои ноги и это привело его в бешенство. Сдернул меня с кровати за ворот рубашки и избил. Наконец, довольный проделанной работой, он пошел дальше. На следующее утро за нами пришли охранники и переводчик. Нам завязали глаза и руки, и повели в сторону побережья.

В этот день американская авиация с авиабазы «Каско-филд» на о. Атту накрыла бомбовым ковром место вынужденной посадки «Митчелла» лейтенанта Раймонда Льюиса. Однако к этому времени японские специалисты успели демонтировать часть навигационного оборудования и новый бомбардировочный прицел аварийного американского самолета.

Когда добрались до побережья, а до него было мили две или три, мы увидели поселок. Дома были построены из глины и соломы, и через повязку я увидел перед одним из них шесть винтовок. Я знал, что это конец, и нас сейчас расстреляют. Когда мы только попали в плен, нам сказали, что если мы убили кого-то в нашем налете на консервный завод, то убьют и нас. Поэтому я думал, что наше время пришло.  

Я разглядел большое квадратное отверстие в земле. Очень походило на то, что нас поубивают и стащат туда. Но вместо этого они заставили пилота спуститься туда, и дойти до конца тоннеля. Ему дали в руки кусок доски с номером, и сфотографировали его.  Так поступили с каждым членом экипажа. В тот момент у меня немного отлегло от сердца, ибо я вспомнил свой сон, и мне показалось, что все будет хорошо. Потом нас привели в камеру. В ней тоже были печки, но они не были затоплены. Было очень холодно. Мы просидели там до поздней ночи. Потом они снова пришли, и забирали нас по трое, чтобы допросить.

Поселок представлял собой не что иное, как наземные сооружения военно-морской базы Катаока. Строились они уже в военное время и при использовании таких строительных материалов нет ничего удивительного в том, что часть личного состава вывозилась поздней осенью на «зимние квартиры» на о. Хоккайдо, а часть оставалась на зимовке.

Допросы начинались каждый раз после полуночи. До сих пор помню холодную комнату с квадратным столом. Возможно, таким образом, они пытались расколоть нас, но мы не говорили ничего кроме наших имен, званий и  личных номеров. Тогда допросы прекращались.

Это уже работала военно-морская разведка. Профессионалы. Методики ведения допросов военнопленных и подозреваемых везде одинаковы – ночная работа следователя или дознавателя лишает подследственного сна, а днем спать запрещают или не дают. На выходе получают «материал» с ослабленной волей. Впрочем, японцы толком не знали, что творится на Западных Алеутских островах уже весной 1944 года, а полноценными средствами ведения визуальной разведки японские вооруженные силы на этом направлении не располагали. Отсюда повышенный интерес и попытки получить информацию не только у редких военнопленных, но и у членов экипажей советских транспортных судов, потопленных американскими подводными лодками в водах северной части Тихого океана, Охотском и Японском морях, в частности при допросе членов экипажа парохода «Трансбалт», потопленного американской подводной лодкой в проливе Лаперуза, в порту Хонто (ныне Невельск) представителями японской военно-морской разведки и ВМР Оминато.

Однажды ночью я решил узнать точно, хотят нас убить или оставить в живых. Я вызвал охранника, и сказал, что возможно у меня аппендицит. Врач пришел довольно быстро, хорошо осмотрел меня. Я сказал, что возможно ошибся, и это не аппендицит, а последствия аварии. Тогда он решил измерить мне температуру. Должен сказать, что в Японии градусники кладут под мышку, а в Америке в рот. Он протянул мне градусник, и я пытался засунуть его в рот. Врач выдернул его у меня, так как, видимо, думал, что я хочу покончить с собой. Он сказал, что есть небольшая температура, и дал мне аспирин. Также сказал охраннику проследить, чтобы утром мне дали еще немного аспирина. Таким образом я понял, что убивать нас не собираются.

На третий день заточения троих из нас, пилота, лейтенанта Льюиса, второго пилота, Роберта Берроуза, и радиста Брэдли погрузили на корабль, который отправлялся на Хоккайдо. Мы не успели с ними попрощаться. Впоследствии оказалось, что корабль по пути к острову Хоккайдо был атакован американской подлодкой и наши товарищи погибли вместе с ним.

Здесь необходимо сделать обширное отступление. В апреле–мае 1945 года американские вооруженные силы вышли на ближние подступы к Японским островам. Шли ожесточенные бои на острове Окинава, пала Иводзима, и в самое ближайшее время следовало ожидать массированных ударов палубной авианосной, базовой армейской и стратегической авиации США уже со вновь захваченных аэродромов и авиабаз на Иводзиме и Окинаве. А это значит – с полной бомбовой нагрузкой. И, следовательно, нужно было уже сейчас думать о рассредоточении истребительной авиации ПВО, усилении зенитно-артиллерийских частей, прикрывающих важные административные, промышленные, транспортные и культурные центры страны. Их формировали заново, насколько позволяла работавшая с перебоями военная промышленность или доставляли из Китая, Кореи и Курильских островов, в том числе с Шумшу и Парамушира.

В начале мая 1945 года, с началом навигации, в военно-морских базах Касивабара (ныне Северо-Курильск, остров Парамушир) и Катаока (ныне Байково, остров Шумшу) начали собирать боевые и транспортные корабли и суда для отправки подкреплений на Хоккайдо.

5 мая 1945 года на Парамушир без потерь и осложнений добрался конвой КI-503 (грузовые суда «Айкоку Мару», «Куретаке Мару» и «Тенрю Мару») в охранении эскортных кораблей «Хачийо», CD-47 и судна снабжения ВМФ Японии «Сирасаки», доставивший на острова сменный персонал военно-морских баз, пополнение армейским частям, строительные материалы и боеприпасы. Обратным рейсом им предстояло эвакуировать подразделения 12-й воздушной армии, завершившей строительство сети аэродромов на островах Шумшу и Парамушир, и большей частью поставленных на консервацию – на островах оставалась небольшая авиагруппа ПВО и несколько ударных самолетов-торпедоносцев и морских пикирующих бомбардировщиков наземного базирования. Суда встали под рейдовую разгрузку. Между ними и причалами в Катаока и Касивабара сновали самоходные паромы и десантные катера «дайхацу». Потихоньку подтягивались подразделения 12-й воздушной армии. Конвой формировался медленно. И с осложнениями, не сулившими светлых перспектив во время обратного перехода.

Так, 11 мая 1945 года в небе над Шумшу и Вторым Курильским проливом появились незваные гости – 7 тяжелых бомбардировщиков В-24 «Либерейтер» из состава 404-й бомбардировочной эскадрильи 11-й воздушной армии ВВС США в 1610 атаковали японские корабли и суда, находившиеся на якорной стоянке в бухте Катаока. Несмотря на сосредоточенный огонь батарей 32-го зенитного полка ПВО, американские экипажи прицельно отбомбились по рейду базы, потопив грузовое судно «Айкоку Мару» и повредив эскортный корабль «Хачийо».

15 мая 1945 года – снова воздушный налет. На этот раз в 1610 по наземным целям отбомбилась 77-я бомбардировочная эскадрилья 11-й воздушной армии ВВС США в авиабазы на о. Атту. На этот раз досталось не только японцам – в тундре на острове Шумшу сел «на брюхо» не имевший шансов дотянуть до берегов Камчатки средний бомбардировщик В-25G «Митчелл» лейтенанта Мильтона Зака. В плен попали 6 членов экипажа. Японцы не успели толком обследовать самолет на предмет технических новинок – прицелы, навигационное оборудование и прочее, как его на следующий день накрыли «бомбовым ковром» вчерашние коллеги из 77-й бомбардировочной. А шестерых уцелевших летчиков на время до этапирования в порт Отару держали под замком на о. Шумшу, а оттуда должны были отправить вместе с конвоем в один из лагерей военнопленных на Хоккайдо через пересыльный лагерь Бибай-мачи в окрестностях Хакодатэ. Замену потопленному «Айкоку Мару» привели с западного побережья Камчатки эскортные корабли СD-47 и СD-112 – выгрузив на участках концессионного лова промысловое оборудование, кунгасы, промысловиков и рыбопереработчиков, на Парамушир пришел транспорт «Касугисан Мару».

К вечеру 26 мая погрузка на транспортные суда конвоя закончилась - сухогрузы «Тенрю Мару» (2231 т) и «Куретаке Мару» (1924 т) приняли на борт почти тысячу военнослужащих из состава 23-го батальона аэродромного обслуживания, остальные – военных строителей и строительное оборудование.

26 мая 1945 года, в 2000 конвой Chi (грузовые суда «Куретакэ Мару», «Тэнрю Мару» и «Касугисан Мару») в охранении эскортных кораблей «Сюмусю», «Хатидзе», CD-47 (командир-капитан 3-го ранга Тиба Фукуси), CD-112 (командир-капитан 2-го ранга Исиватари Сунитиро) (105-й ЭД), CD-205 и судна снабжения ВМФ «Сирисаки» ушел с Парамушира в Отару (Хоккайдо). И все складывалось не совсем удачно – дело шло к полнолунию, а рассчитывать на плохую погоду в конце мая в Охотском море не приходится – антициклон с хорошей видимостью в сочетании с полной луной создавали идеальные условия для торпедных атак противника. И надо сказать, что конвой в дневное время действительно обнаружила подводная лодка. Это была SS-392 «Стерлет», уже несколько дней оперировавшая в Охотском море. Но на коммуникациях попадались в основном советские транспортные суда, следовавшие во Владивосток и атаки раз за разом приходилось откладывать. И тут такая удача – одно большое и одно маленькое грузовое судно в охранении трех фрегатов. Среди пассажиров на транспортах оказались три члена экипажа американского среднего армейского бомбардировщика В-25 «Митчелл» из состава 77-й бомбардировочной эскадрильи 28-й смешанной бомбардировочной авиагруппы, совершившей вынужденную посадку на о. Шумшу – пилота, лейтенанта Раймонда Льюиса, второго пилота, Эдварда Берроуза, и стрелка-радиста Уильяма Брэдли.

28 мая 1945 года. Охотское море. Конвой Chi в составе транспортных судов «Курэтакэ Мару» (1924 брт), «Тэнрю Мару» (2231 брт) и «Касугаяма Мару» следовал в Охотском море от о. Парамушир в порт Отару (Хоккайдо) в охранении эскортных кораблей «Сюмусю», «Хатидзе», CD-47 (командир-капитан 3-го ранга Тиба Фукуси), CD-112 (командир-капитан 2-го ранга Исиватари Сунитиро) (105-й ЭД), CD-205 и судна снабжения ВМФ «Сирасаки».

20:00. Эскортный корабль «Хатидзе» в Охотском море в точке с координатами 50˚00ˊN 146˚00ˊE в густом тумане потерял контакт с конвоем Chi.

29 мая 1945 года. Охотское море. Конвой Chi в составе транспортных судов «Курэтакэ Мару» (1924 брт), «Тэнрю Мару» (2231 брт) и «Касугаяма Мару» следовал в Охотском море от о. Парамушир в порт Отару (Хоккайдо) в охранении эскортных кораблей «Сюмусю», CD-47 (командир-капитан 3-го ранга Тиба Фукуси), CD-112 (командир-капитан 2-го ранга Исиватари Сунитиро) (105-й ЭД), CD-205 и судна снабжения ВМФ «Сирасаки». Примерно в это же время подводная лодка USS SS-392 «Стерлет» (командир-лейтенант-коммандер Хью Х. Льюис), ближе к полудню, обнаружила крупнотоннажный транспорт и малый транспорт в охранении 3 эскортных корабля.

13:00. Эскортный корабль CD-112 (командир-капитан 2-го ранга Исиватари Сунитиро) (105-й ЭД) отделился в Охотском море от ордера конвоя Chi в точке с координатами 47˚32ˊN 143˚31ˊE для поиска отставшего эскортного корабля «Хатидзе».

16:41. Американская подводная лодка USS SS-392 «Стерлет» (командир-лейтенант-коммандер Хью Х. Льюис) увеличила скорость для того, чтобы занять позицию прямо по курсу японского конвоя. Однако японцы оказались быстрее.

17:20. Американская подводная лодка USS SS-392 «Стерлет» (командир-лейтенант-коммандер Хью Х. Льюис) потеряла контакт с конвоем.

18:00. Американская подводная лодка USS SS-392 «Стерлет» (командир-лейтенант-коммандер Хью Х. Льюис) всплыла в надводное положение для перехвата конвоя в наступающих сумерках.

18:22. Американская подводная лодка USS SS-392 «Стерлет» (командир-лейтенант-коммандер Хью Х. Льюис), следуя в надводном положении на перехват японского конвоя, обнаружила его дымы.

21:53. Американская подводная лодка USS SS-392 «Стерлет» (командир-лейтенант-коммандер Хью Х. Льюис) заняла позицию для ночной торпедной атаки по радару прямо по курсу конвоя. Лодка выпустила шесть торпед, три из которых предназначались эскортным кораблям.

21:55. Один из эскортных кораблей неожиданно повернул прямо на подводную лодку. На «Стерлет» дали резко «Право руля», выходя во фланг ордера и избегая обнаружения и вероятности тарана.

21:57. Американская подводная лодка USS SS-392 «Стерлет» (командир-лейтенант-коммандер Хью Х. Льюис) торпедировала транспорты «Курэтакэ Мару» (1924 брт), «Тэнрю Мару» (2231 брт) в точке с координатами 46˚36ˊN 144˚22ˊE. Два сдвоенных взрыва раздались с разницей в 20 секунд. Экипаж «Курэтакэ Мару» энергично боролся с поступлением воды и, в конечном счете, до известного времени контролировал ее поступление работой водоотливных средств и наведением аварийных пластырей. Повреждения «Тэнрю Мару» оказались тяжелее и он быстро погружался кормой.

22:05. Эскортные корабли провели бомбометание.

22:08. Транспорт «Тэнрю Мару» затонул кормой, унеся жизни 773 военнослужащих из состава 23-го батальона аэродромного обслуживания и охраны, 26 морских артиллеристов и 47 членов экипажа транспорта. Излишне говорить о том, что спасательные работы осложнялись сумерками, а вскоре и полной темнотой. Низкая температура морской воды, не превышавшей +4-5˚С не оставляла никаких шансов для человека, попавшего в воду-смерть от переохлаждения наступала в течение 10-12 минут. Эскортный корабль «Сюмусю» провел противолодочный поиск, сбросил 17 глубинных бомб, выпустил 53 снаряда главного калибра (120-мм) и 251 снаряд из автоматических пушек.

22:11. Американская подводная лодка USS SS-392 «Стерлет» (командир-лейтенант-коммандер Хью Х. Льюис) вновь атаковала эскорт, выпустив 4 торпеды, но все четыре прошли мимо целей. Лодка отступила для подготовки новой атаки по транспорту, остававшемуся на плаву. Он медленно погружался кормой в воду и был окутан дымом. Два эскортных корабля кружили вокруг торпедированного транспорта, вели неприцельный беспорядочный артиллерийский огонь и сбрасывали глубинные бомбы.

22:35. Один из эскортных кораблей проследовал между «Стерлет» и аварийным «Куретаке Мару». На лодке обнаружили этот маневр эскортного корабля и не оставили его без последствий.

22:39. Американская подводная лодка USS SS-392 «Стерлет» (командир-лейтенант-коммандер Хью Х. Льюис) выпустила три торпеды по створившемся эскортному кораблю и поврежденному транспорту. На эскортном корабле обнаружили следы торпед, он быстро развернулся на лодку, накрыл ее артиллерийским огнем, заставив отступить. Через час, уклонившись от бомбардировки глубинными бомбами и артиллерийского обстрела эскортного корабля, лодка сама вышла в атаку.

23:39. Подводная лодка USS SS-392 «Стерлет» вновь атаковала эскорт, выпустив 4 торпеды в эскортный корабль. И снова без результата. На эскортном корабле продолжили охоту, развернулись бортом, дали ход вперед и дали залп по «Стерлет». Лодка начала отходить мористей. Уже удалившись на дистанцию 4 мили от точки разгромленного конвоя, на лодке зафиксировали работу вражеского радиолокатора по правому борту, отключили собственный радар и дали право на борт и развернулись прочь.

23:59. «Стерлет» вновь включила собственный радар. На экране было чисто. Никаких отметок. Операция успешно завершилась.

30 мая 1945 года. Охотское море. Район спасательных работ на месте атаки конвоя Chi у юго-восточного побережья Карафуто. Охотское море.

Конвой Chi в составе транспортных судов «Курэтакэ Мару» (1924 брт) и «Касугаяма Мару» лежал в дрейфе в районе проведения аварийно-спасательных работ в охранении эскортных кораблей «Сюмусю», CD-47 (командир-капитан 3-го ранга Тиба Фукуси), CD-205 и судна снабжения ВМФ «Сирасаки».

06:00. Торпедированный транспорт «Курэтакэ Мару» (1924 брт) затонул кормой в Охотском море у восточного побережья Карафуто. При торпедировании погибли 372 военнослужащих и 6 членов экипажа. Эскортный корабль «Сюмусю» принял на борт сотни спасенных.

09:00. Эскортный корабль «Сюмусю» прекратил спасательную операцию. Конвой Chi в составе транспорта «Касугаяма Мару» в охранении эскортных кораблей «Сюмусю», CD-47, CD-205 и судна снабжения ВМФ «Сирасаки», имея на буксире 2 груженные самоходные десантные баржи «дайхацу», взял курс на порт Отару (Хоккайдо).

12:00. Cамоходные десантные баржи «дайхацу» заполнились водой и затонули в Охотском море.

В тот же день позже остатки разгромленного конвоя прибыли сначала в порт Вакканай (Хоккайдо), потом в порт Отару (Хоккайдо). В результате гибели транспортов погибли в общей сложности 1224 японца и 3 американцев – командир и первый пилот Раймонд Лэвис, второй пилот Эдвард Барроу, стрелок-радист Уильям Брэдли. Еще трое остались живы и продолжали оставаться в пункте временного содержания военнопленных на о. Шумшу. Это была крупнейшая морская катастрофа весны-лета 1945 года на акватории Охотского моря.

После этой трагедии Охотское море около недели выбрасывало трупы в военной форме на восточное побережье Карафуто. 

31 мая 1945 года потрепанный конвой пришел в Отару. 1-я авиационная дивизия и авиационные части военно-морских районов Оминато и Майдзуру не получили почти 900 высококлассных авиатехников, вооруженцев, прибористов и мотористов. У Японии еще оставались самолеты и летчики, но вот квалифицированного технического персонала уже не хватало катастрофически – при эвакуации авиагрупп технический персонал, как правило, оставляли на месте прежней дислокации. И это неприятно сказывалось на качестве обслуживания летной техники морской и армейской авиации уже на территории собственно Японии. Это была первая причина, почему аэродромы Карафуто оказались пустыми…

Окончание


Все новости

Общество
27.09.2019 15:06
В начале октября на Сахалин придут дожди
В выходные на юге острова потеплеет

Спорт
27.09.2019 14:26
Юные дальневосточники пробежали эстафету на призы компании "Эксон Нефтегаз Лимитед"
На беговую дорожку в Южно-Сахалинске вышли юноши и девушки не старше 18 лет

Культура
27.09.2019 13:07
Музыкальный фонтан в южно-сахалинском парке закрывается на зиму
Последнее представление состоится 29 сентября


Общество
27.09.2019 10:32
Грантовую поддержку "Сахалин Энерджи" получат 15 проектов из десяти районов острова
Подведены итоги второго раунда грантового конкурса 2019 года

Публикации

09.08.2019 09:35
Над Курилами - часть 3
"Был озадачен очень воздушный наш народ - к нам не вернулся ночью с бомбежки самолет..." Часть третья



Weekly

03.09.2019 11:21
Путешествие на Уруп
Очередная морская экспедиция "Бумеранга" прикоснулась к стихии Курильских островов


Сегодня в СМИ