Над Курилами - часть 1

Александр Челноков

Над Курилами - часть 1

"Был озадачен очень воздушный наш народ - к нам не вернулся ночью с бомбежки самолет..." 

Часть 1

Итак, позвольте представиться – Уолтер Бейли, сержант, хвостовой стрелок из состава экипажа бомбардировщика В-25 «Митчелл» лейтенанта Льюиса, сбитого над о. Шумшу 19 мая 1945 года. Штат Северная Каролина, США, где я до сих пор проживаю. Адрес для связи: 4 Олд Даллас-роуд, Даллас, штат Северная Каролина 28034. Для исследователей: личный армейский номер 14133548. 

Наш экипаж был сформирован на военно-воздушной базе ВВС армии США Гринвилл в г. Гринвилле (штат Южная Каролина, США). Какое-то время мы проходили там базовый тренировочный курс в подразделении боевой подготовки и в декабре 1944 года отправились на авиабазу Грейт-Фоллс (штат Монтана, США) где получили боевую технику, на которой должны были отправиться на о. Атту (Западные Алеутские острова).

Следует отметить, что авиабаза ВВС США Грейт-Фоллс (штат Монтана) являлась самым крупным пунктом после аэродромов Анкориджа и Нома (федеральная территория Аляска) на американском участке перегонной трассы АЛСИБ, где сходились трассы от авиационных заводов Западного побережья, Северо-Востока и Техаса. Об этом можно и подробней на примере перегона самолетов-истребителей Р-63С «Кингкобра». В случае с этими машинами маршрут начинался на заводе фирмы Белл в городах Буффало и Ниагара-Фоллс, где самолеты принимали пилоты 3-й перегоночной авиагруппы, вылетавшие затем в Грейт-Фоллс (штат Монтана).

Здесь самолеты проверяли, модифицировали, готовили к эксплуатации в холодном климате. После облета машины поступали в распоряжение 7-й авиагруппы, перегонявшие их в Лэдд Филд близ г. Фэрбенкс (федеральная территория Аляска). Кроме базы в Фэрбенксе использовались аэродромы в Номе и Эдмонте. И, надо сказать, к моменту прибытия экипажа Левиса в Грейт-Фоллс на перегонной трассе образовалась приличных размеров пробка – аэродромы в Фэрбенксе, Номе и Эдмонте буквально забили «Кингкобры» с целой серией конструктивных дефектов, явившихся следствием заводского брака.

Туда срочно направили 125 механиков с авиабазы Грейт-Фоллс. Дополнительно мобилизовали механиков гражданской авиации во всех соседних аэропортах, в том числе в канадских. Работа была трудоемкой и затянулась более чем на два месяца (Бакурский В, и др. 1996. Вып.3). Иными словами, дооборудовать тяжелую машину лейтенанта Льюиса для эксплуатации в жестких условиях Алеутских и Курильских островов на авиабазе Грейт-Фоллс в это время было попросту некому.

Существовала еще одна перегонная трасса вдоль западного побережья США – Сан-Диего – Сиэтл, точнее, морская авиационная станция Аулт-филд на о. Утби, – Анкоридж, или сразу авиабаза на о. Адак – авиабаза «Каско-филд» на о. Атту. По ней перегоняли с калифорнийских заводов самолеты фирмы Локхид – штурмовики-бомбардировщики PV-1 «Вентура» и PV-2 «Гарпун». Эти машины тоже действовали на курильском направлении. 

Нам было позволено остаться в Грейт-Фоллс, пока не закончится Рождество. В январе 1945 года мы вылетели на самолете в г. Анкоридж (федеральная территория Аляска). По прибытии туда мы ждали  несколько дней из-за сильной облачности и неблагоприятных метеорологических условий, пока наш самолет сможет улететь на о. Атту (острова Ближние, Западные Алеутские острова). Точные даты прибытия на о. Атту нам были неизвестны, но предположительно где-то в январе.

Какую же модификацию армейского бомбардировщика В-25 «Митчелл» получил и перегнал на о. Атту экипаж Льюиса? Почти с 70% вероятностью это была модель J, запущенная в производство в 1943 году. По результатам боевого использования эта модель бомбардировщика получила дополнительные контейнеры с крупнокалиберными пулеметами «Браунинг» в носовой части фюзеляжа к уже имевшимся пулеметам у штурмана-бомбардира и первого пилота.

Помимо этого в распоряжении экипажа имелись верхняя турельная огневая установка  с электроприводом «Бендикс-R» со спаренными крупнокалиберными «Браунингами», две люковые огневые точки и кормовая спаренная огневая точка из все тех же крупнокалиберных «Браунингов».

В общем, вооружение, установленное по принципу «кашу маслом не испортишь» доходило на этой модификации до 11 огневых точек. Самый настоящий «ганшип» (Котельников В. 1993). Экипаж – 6-7 человек. В нашем случае – шесть: первый пилот Раймонд Льюис, второй пилот Эдвард Барроуз, штурман-бомбардир Мильтон Зак, стрелок-бортмеханик Роберт Трент, стрелок-радист Уильям Брэдли и хвостовой стрелок и оружейник Уолтер Бейли. Однако капрал Уолтер Бэйли в воспоминаниях упорно называет свой бомбардировщик «Чарли». Это наводит на мысль о модификации С. 

Через некоторое время по прибытии на о. Атту мы получили допуск к полетам. Но прежде чем вылететь на задание, мы провели несколько ознакомительных полетов вокруг острова Атту и несколько раз летали в Анкоридж и обратно.

Достаточно интересна и сама авиабаза на острове Атту. В отличие от всего остального, построенного американскими инженерными батальонами на островах Адак, Амчитка и Семья, база на самом западном из Алеутских островов была… трофейной. Начинали ее строить еще японцы. Но не достроили – на острове высадилась 7-я пехотная дивизия армии США с частями усиления. Начатый японцами и захваченный десантниками аэродром американские инженерные части достроили довольно быстро. Затем летные экипажи первых прибывших морских бомбардировочных эскадрилий 4-го авиакрыла ВМФ США, летавшие на штурмовиках-бомбардировщиках «Вентура», перебрались из утепленных армейских палаток в сборные домики и утепленные бараки. Именно с легкой руки летчиков морской авиации бывшая японская взлетно-посадочная полоса и авиабаза получили прозвище «Каско-филд», в честь плавбазы гидроавиации ВМФ США, обеспечивавшей базирование «каталин» у о. Уналашка и Адак и получившей тяжелые повреждения в результате атаки японской подводной лодки бухте Назан в августе 1942 года. Вскоре к морским штурмовикам-бомбардировщикам присоединилась спасательная эскадрилья на «Каталинах» и 77-я бомбардировочная эскадрилья 11-й воздушной армии ВВС США на бомбардировщиках «Митчелл». Понятно, что части действовавшие с этой авиабазы периодически менялись и выводились с Западных Алеутских островов на пополнение и перевооружение. Для морских эскадрилий тыловой базой была авиационная станция на о. Уитби (штат Вашингтон), а вот «армейцев» комплектовали и перевооружали в Сиэтле, Сан-Франциско и Анкоридже. В общем, география довольно широкая. 

Наши первые три полета на Курильские острова были «слепыми». Мы пролетали над целью, сбрасывали бомбы  и возвращались на базу.

Справедливо было бы отметить – налеты с заведомо с нулевой боевой эффективностью: отчет по времени с учетом скорости самолета и сноса ветром, выход на некую площадную цель и бомбометание в густом тумане поверх облаков. А противник закопался в землю, то, что находилось на поверхности, располагалось в капонирах или было обваловано для защиты от взрывных волн. Такие налеты принято еще называть беспокоящими. Случались, правда, и удары с малой высоты по точечным целям, в том числе подвижным, морским. Но об этом – ниже.

10 мая 1945 года по японскому времени  восемь самолетов отправились с авиабазы на о. Атту для действий против японского судоходства в проливах между Курильскими островами. Мы долетели с аэродрома на о. Атту до побережья России и далее полетели на юг в густой облачности.

Итак, все шло, как рекомендовали специалисты американской военной разведки – бросок эскадрильи с авиабазы до побережья советской Камчатки с промежуточным контролем курса над Командорскими островами, затем, не входя в воздушное пространство СССР, строго на юг вдоль отличного линейного ориентира с вулканическими конусами - восточного побережья Камчатки. В подобной ситуации штурману-бомбардиру остается только считать вулканы-ориентиры до тех пор, пока не начнутся низкие берега южной оконечности Камчатки. Там, где заканчиваются горы и побережье Камчатки становится низким и плоским, за позицией русской 130-мм береговой батареи у маяка на мысе Лопатка, начинается Первый Курильский пролив. Уже в нем, помимо советских транспортных и промысловых судов, начинают попадаться японские рыболовецкие суда и кунгасы, а иногда, чаще в конце лета, идущие с западного побережья Камчатки к Парамуширу японские рефрижераторы, набитые рыбой и рыбными консервами для островной Империи.

Был в этом маршруте еще один плюс – советские радиомаяки в Приморье, на Северном Сахалине, в Магадане и на Камчатке работали в непрерывном режиме в интересах самолетов полярной авиации и Гражданского воздушного флота СССР, помогая неплохо ориентироваться даже в условиях полета по приборам с последующим бомбометанием по площадям через облака по хронометру. Эффект от такой бомбардировки вполне прогнозируемый, но ведь и беспокоящие рейды никто не отменял. А для полной страховки – навигационная система «Лоран». 

Казалось, при таких погодных условиях различить цель будет невозможно. Но вдруг я услышал, как кто-то из наших сказал: «Парень, посмотри, там перед нами!» Я был в хвостовой части самолета, вытянулся насколько мог, и действительно, увидел в проливе севший на скалы берега у большой грузовой корабль.

На этих прибрежных камнях в Первом Курильском проливе у мыса Котомари-мисаки в это время года и в этот день могло сидеть только одио-единственное грузовое судно – бывший советский танкер «Мариуполь», реквизированный японцами по праву захвата судна, севшего на мель в их территориальных водах и у их побережья. Еще 14 ноября 1943 года, «Мариуполь», бывший американский танкер «S.C.T. Dood» 1920 года постройки и водоизмещением 15360 тонн, принятый месяц назад в гавани Сан-Франциско от американской Военной судовой администрации советской закупочной комиссией, следуя из бухты Ахтомен под Петропавловском-Камчатским во Владивосток Первым Курильским проливом выскочил на прибрежные рифы, пробил днище и сел на грунт в полосе мелководья у о. Шумшу.

Подтянувшихся из Петропавловска-Камчатского отряд советских спасателей во главе с командиром Петропавловск-Камчатской военно-морской базы Пономаревым отогнал от места аварии японский крейсер. Команду «Мариуполя» японцы через некоторое время вернули. Такой способ действия больше всего напоминает реквизицию нейтрального судна захватом. С последующей компенсацией или без оной. Так поступали с датскими, финскими, югославскими, французскими, итальянскими и германскими транспортными судами и пассажирскими лайнерами в портах Японии, Кореи и Китая в 1940-1943 годах. Но японская аварийно-спасательная служба, прибывшая слишком поздно, ничего с ним сделать не смогла. Так и торчал танкер на мелководье вплоть до августа 1945 года, служа ориентиром, пугалом и стационарной площадкой под 75-мм орудия, дополнившие установленные еще американцами 102-мм и 76-мм орудия и зенитные автоматические пушки «Эрликон», пока его не разнесла в клочья советская корабельная и береговая артиллерия в ходе Курильской десантной операции.

Мы вышли из облаков и пролетели прямо над ним от носа до кормы. Все четыре самолета, что находились в воздухе, сбросили на него свой полный боезапас. Потом мы увидели через блистер хвостовой огневой точки, что топливный бак в правом крыле нашего «Чарли» поврежден и мы теряем бензин, вытекающий из него. Мы шли низко над островом. В разрывах облаков через блистер, я видел телефонные столбы, и обстрелял обнаруженные бараки и несколько складов из крупнокалиберных пулеметов. Я видел через просветы в облаках, что снизу по нам ведут огонь, но трассы проходили либо ниже, либо выше нас, и японские зенитчики не могли нас задеть. Когда мы выполнили задание над островом, и повернули назад, слева к нам подошли истребители, но никто не пытался напасть. Мы вошли в облачность и легли на курс к острову Атту.

Достаточно типичное поведение для истребителей армейской авиации Ки-43-II «Хаябуса» («Сапсан») и Ки-44 «Секи» («Демон») в 1944-1945 годах в небе над островами Шумшу и Парамушир. Огневой мощи для гарантированного уничтожения хорошо защищенных и скоростных американских бомбардировщиков и штурмовиков-бомбардировщиков уже не хватало, поэтому армейские истребители и армейские перехватчики, имевшие на вооружении соответственно 2 и 4 х 12,7-мм крупнокалиберных пулемета атаковали чаще всего поврежденные огнем с земли и отстающие самолеты. Более агрессивно вели себя экипажи А6М «Райзен» берегового базирования -  20-мм лицензионные швейцарские пушки «Эрликон» были достаточно мощным оружием, однако увеличение количества стволов в оборонительном вооружении «Митчеллов», «Либерейторов», «Вентур» и «Гарпунов» в начале 1945 года заставили и их держать дистанцию вне досягаемости огня крупнокалиберных «Браунингов».

С зенитчиками ситуация была еще проще – уже к концу скорость горизонтального полета американских самолетов была либо равна, либо даже превышала скорость полета пули 13.2-мм крупнокалиберного пулемета или 25-мм зенитного автомата тип 98. Это заведомо обрекало японских зенитчиков 32-го зенитного полка, дислоцированного на о. Шумшу, на крайне низкую эффективность огня.

В течение следующих десяти дней погода была настолько скверной и облачной, что мы не смогли вылетать на задания в западном направлении. Мне приснился вещий сон, что в следующем рейде наш бомбардировщик будет сбит, но все выживут в авиакатастрофе. Еще мне снились русские солдаты, наблюдавшие за боем, и также, что трое из нашего экипажа не вернутся домой, а трое вернутся.

20 мая 1945 года по японскому времени мы покинули о. Атту с полным грузом топлива, бомб и боеприпасов. Взлетать было очень рискованно, самолет все время пытался упасть, и в условиях жестокой вибрации нам, наконец, удалось оторваться от полосы и набрать достаточную высоту. Здесь самолет стал вести себя немного лучше. По пути к цели, когда мы начали выкачивать топливо из крыльев в общий бак, правое крыло снова дало сбой. Пилот набрал высоту до 1500 метров и послал самолет в крутое пике, в надежде, что из крыла все же что-то вытечет, но потерпел неудачу.

Само собой такое состояние техники требовало возвращения на базу – никто не осудил был командира «Митчелла» и Раймонда Льюиса. Такие случаи периодически происходили во всех вооруженных силах, и их описание сохранилось в многочисленной мемуарной литературе. Эпизоды разнились лишь способом последующей посадки – с предварительным сбросом бомб или, что случалось крайне редко, с боекомплектом. Перегруз «Чарли» Раймонда Льюиса делал предпочтительным первый вариант ввиду перегруза. Но «Митчелл» пошел к цели. На предельно малой высоте. «Безумству храбрых поем мы песню».

Мы с «Чарли» снова отказались в хвосте, так как не могли лететь наравне с другими самолетами отряда. Мы сделали заход на цель, которой являлся рыбоконсервный завод, расположенный в бухте. Мы летели так низко над землей, что пространства для маневра почти не оставалось. Я просил пилота набрать высоту, так как мы были очень, очень низко, но в этот момент услышал взрыв, вода ворвалась в самолет, и ударила меня в спину. Пилоту удалось потянуть штурвал на себя и поднять самолет на 120 метров. Проходя вдоль скал, он все же сбросил бомбы на цель, и секунд через тридцать мы были на земле. Никто не пострадал при крушении. Радист и я, единственные, кто были в хвостовой части, разбили окно слева, выбрались на крыло и спрыгнули вниз.  Прошло три или четыре минуты до того, как остальные члены экипажа выбрались из самолета. Пилот достал все аварийно-спасательное оборудование, и мы уже были готовы бежать в сторону России, но в этот момент над нами появился японский истребитель «Зеро», и любая наша попытка добраться до берега была бы встречена огнем. Тем не менее, он так и не выстрелил. Мы забрались на сопку, сели, и стали думать, что делать, если японцы придут за нами.

Продолжение


Все новости

Политика
22.08.2019 12:29
Рюити Хирано нанес прощальный визит в мэрию Южно-Сахалинска
Глава генконсульства Японии покидает Сахалин в связи с новым назначением

Происшествия
22.08.2019 12:20
Холодное оружие нашли на газовозе в Пригородном
По итогам экспертизы таможня возбудила административное дело

Происшествия
22.08.2019 11:50
В партии сахалинской говядины обнаружены остатки антибиотиков
Исследование проведено по обращению владельца продукции


Происшествия
22.08.2019 09:14
За незаконный промысел трепанга на Курилах задержали сахалинское судно
Браконьеры добыли более 5 тысяч экземпляров моллюска

Публикации

09.08.2019 09:35
Над Курилами - часть 3
"Был озадачен очень воздушный наш народ - к нам не вернулся ночью с бомбежки самолет..." Часть третья



Weekly

10.07.2019 16:37
Как петербургские историки неоэпос творили: танкер "Сирия"
Сахалинский историк Александр Челноков рассказывает о танкере ВМФ Японии, который в справочнике Юрия Апалькова оказался американским заправщиком...


Сегодня в СМИ